Статьи

Остановка «Стадион»

Предисловие.
Родился я в городе Аксай, Ростовской области, и большую часть своей сознательной жизни прожил в этом чудном месте. Остановка общественного транспорта, на которой, я обычно выхожу, когда возвращаюсь домой после очередного выезда, кутежа, или просто тяжёлого рабочего дня носит странное название «Стадион». Почему странное? Да потому что никакого стадиона близ этой остановки в помине нет! В детстве, родители мне говорили, что рядом был некий «стадион», но куда он делся, да и был ли вообще, для меня до сих пор загадка.
Настоящий СТАДИОН мне доводилось видеть из окна отцовской «копейки» или 124-го автобуса, всякий раз, когда наше семейство выдвигалось в областной центр. Спортсооружение это располагалось в окрестностях парка «Островского», и внешне выглядело довольно уныло: три серые трибуны, без козырьков плюс стройка с западной стороны. Лишь изредка, эта «консервная банка» была украшена разноцветными полотнами, и в её окрестностях тусил подпитый народец, жадно пожирающий семки. «Сегодня футбол», говорили предки, и клаксон нашей «копейки» издавал праздничное «пфа-пфа!!! пфа-пфа-пфа!!!» О том с кем, и в каких соревнованиях сражался «Сельмаш» (так называл отец команду, которая раз в две недели собирала людей на трибунах серой консервной банки) в далёкие 80-е, мне почти ничего не было известно…
Прошли годы. В Аксае, на остановке «Стадион», по прежнему нет никакой арены. Серая «консервная банка» в парке Островского стала, как не странно, бело-сине-голубой. Стройка на западе превратилась в торговый центр-спорткомплекс, а подпитый народец, поглощающий семена подсолнечника, всё так же приходит на трибуны два раза в месяц.
Честно говоря, мне всегда было интересно, что притягивает их, заставляет 90 минут под палящим солнцем или проливным дождём следить за пятнистым шаром, и верить, что «сельмаш» сможет вырвать заветные 3 очка… И кто они, эти одиннадцать «укротителей мяча» и пятнадцать тысяч (!!!) обитателей трибун, готовые в любой момент взорваться в едином порыве, независимо от возраста и социального положения, пола и размера одежды, цвета волос и группы крови!!! Что заставляет их бросить все дела и примчаться к родному стадиону, чтобы увидеть, как КОМАНДА выходит на зелёное поле той самой «консервной банки»?
Конечно, у каждого свои причины, и своё отношение ко всему происходящему. Нелепо пытаться «причесать всех под одну гребёнку». Кто-то десятилетиями приходит сюда, и не смыслит свою жизнь без победных голов и досадных поражений, а кто-то, от нечего делать, с другом пришёл поглазеть на заезжих супер-звёзд…
Ясно одно! Каждый, кто хоть раз, в искреннем порыве, обнимая соседа, надрывая связки, орал «ГО-О-О-О-О-О-ОЛ!!!!!», будет вспоминать эти мгновения, всякий раз, видя сквозь просвет между трибунами, изумрудный газон и прямоугольник ворот, в которые влетел ТОТ САМЫЙ, ПОБЕДНЫЙ МЯЧ!!!
В этой книге я постараюсь открыть для тебя, дорогой читатель, свой мир, имя которому «Ростсельмаш»!
Мой первый раз.
Весна 96-го. На улице по-настоящему тепло и солнечно. В воздухе парит запах свободы… ведь мне 16, и предо мной открыты все дороги. Кем быть? Что делать? Ведь 90-е на дворе: бандосы на мерсах, малиновые пиджаки. Многие пацаны, с кем вырос в одном дворе, плотно сидят на тяжёлых наркотиках. Спасибо моему тренеру по лёгкой атлетике, что сумел показать «другой мир», но вряд ли мне суждено примерить золото олимпиады… Мысли медленно сменяют друг друга в моей башке, одурманенной весенними ароматами, как, вдруг резкий звук приводит меня в чувства! Прямо передо мной тормозит забитый битком трамвай, и из него вываливается группа молодых парней, громко скандирующая, и радостно размахивающая парой-тройкой небольших флагов жёлтого и синего цвета! «Сегодня футбол», вспоминаю я слова отца…
-Парни, как сыграли?
-Обыграли Зенит 2:0!!!
-Ну, с победой!
Зенит сильная команда, подумал я, видать «сельмаш» не так уж плох… В школе слышал, что Андреев, как стал тренером, команда, периодически выдаёт феерические матчи. Надо бы сходить как-нибудь…
Следующий домашний матч «Сельмаш» играл с действующим чемпионом: владикавказской Аналией. Я решил, что надо идти, и со школьными друзьями, отправился на игру. Билет для школьников стоил 1000 деревянных, что по тем временам было пустяшной суммой. Друзья объяснили мне, что билета совсем не достаточно для просмотра матча, и для полноты картины мы под завязку затарились жареными пирожками из жестяного короба у мордатой тётки в белом халате, а так же баночным пивасом популярных тогда брендов «Красный бык» и «Белый медведь». Чуть не забыл самое главное!!! На пять лиц мы закупили 10 стаканов семак!!! И вот, заряженные по полной программе, мы занимаем места на южной трибуне. Публика по-соседству подобралась, что надо! Мужики, расположились по серьёзному! Не то что мы со своими пирожками и быками! Поляна из пары пузырей огненной воды домашних огурчиков, молодой кортошечки, котлет и нескольких кусков жаренной свинины из ближайшей шашлычной нагоняла аппетит и настраивала на совсем неспортивный лад. Некоторые персонажи из-за нехватки мест на деревянных лавках трибун, заняли ступени в проходах, но и там то и дело мелькали скатерти-свмобранки. Команды разминались на поле, а диктор по стадиону что-то гундосил в матюгальник… В этот момент я заметил на стыке северной и восточной трибуны группу молодёэи лиц эдак в 50, которая что-то скандировала, размахивая в такт руками. Мои друзья тоже посмотрели в их сторону, а один из них сказал «Фаны зарядили». Что «фаны», это, видимо, фанаты, я врубился сразу, но какое оружие они зарядили, и в кого собираются из него палить для меня осталось загадкой. Благо судья дал свисток, и команды под рёв трибун принялись рубиться в ногомяч с таким остервенением, что даже мужики с домашней жратвой и бухлом неотрывно следили за происходящим на поле.

Ротора реальные!

В 99-м, по дороге домой после выезда в Москву на «Спартак» фаны подняли вопрос о встрече лучших друзей «роторов», которые через неделю должны были приехать на берега Дона. Решено было собраться на «резинке», скинуться, и организовать «банкет». «Ротора реальные!»-сказал один из «легионеров». Тогда же я услышал немало весёлых историй про совместные кутежи с волгоградскими парнями. На ту встречу я не попал, и зазнакомился с «реальными» годом позже, но не в Ростове, и не в Волгограде, а где-то между Рязанью и Мечуринском Уральским. Дело было так: я возвращался домой после жёсткого турне Ростов-Раменское-Москва-Раменское-Питер. Денег в кармане осталось на полбулки хлеба. Предыдущая ночь прошла на вокзале в Рязани, силы покидали меня, и дико хотелось домой. На первой собаке я уехал из Рязани в Мечуринск, но до следующей собаки в Воронеж нужно было виснуть часа три. Я ужасно хотел спать и попросил мужика в зале ожидания растолкать меня, когда объявят посадку. И вот, после «побудки», я вышел на улицу, зашёл в первую псину, и завалился спать дальше. Солнце ярко светило в окно, когда я, наконец, проснулся. «Успею на вечернюю собаку до Лисок, там надо вписываться в ночные поезда»,- подумал я… «…следующая станция «кораблино»,- пробубнел динамик в вагоне.
Я моментально врубился, что сел не в ту электричку и скоро приеду обратно в Рязань. Мне совсем не хотелось туда, и я решил выходить.
Короче, Кораблино! Рядом с платформой разваленный сарай, который, видимо, был раньше вокзалом в этом населённом пункте. Расписания нет… да чё там расписание, людей нет… вот дыра! Я расположился на обломках скамейки возле развалин «вокзала». Солнце клонилось к горизонту, и отчаянно хотелось есть. Вдруг, из неоткуда появился старик с бутылкой пива. У него я узнал, что через час будет электричка до Мечуринска и разжился пачкой «Примы». Проговорив час о том-о сём, я поблагодарил добрым словом кораблинского старца, и погрузился в собаку.
В вагоне почти пусто, лишь пару колхозников ведут неспешные беседы. Я вышел обратно в тамбур, сел на ступеньки, укутался в «бомбер», и глубоко затянулся горьким дымом. «Дааа… день не о чём… пожрать бы, а то так и подохнуть недолго.» Дверь в тамбур распахнулась, и на пороге появились двое в сером.
-Курение в пригородных поездах запрещено, – сходу заявил мне бравый рязанский сержант.
-Неужели? А я и не в курсе был… спасибо, что предупредил, – огрызнулся я, затягиваясь, и выбрасывая окурок в щель между дверями.
-Фанат?
-Ага.
-Там в девятом вагоне фанаты едут, ты чего не с ними?
Я уже бежал по вагонам, хлопая дверями, когда вспомнил, что «фанаты» бывают разные, могут и по башке надавать, если торпедоны какие. Чувство голода было намного сильнее всех моих опасений, и через пару минут я увидел человек семь фанатской наружности, которые беззаботно рубились в карты. Моё появление их слегка удивило. Выяснилось, что часть парней – «сокола», а часть «ротора». Они радушно приняли меня в свою компанию, накормили всеми возможными фанатскими «деликатесами», и рассказали о движениях в своих городах.
Так я познакомился с Гуффи.
Прошёл ещё почти год. На дворе весна 2001. Выезд в волгоград выпал на будний день, и многие основные сельмаши пропускали его из-за учёбы и работы. После института, я по обыкновению зашёл на точку к Нечто, от которого узнал подробности посещения сельмашами Волгограда. Состав, как и ожидалось был крайне скромный. Кроме того, выяснилось, что перед выездом в интернете, который в те далёкие времена мониторили единицы, была некая провокация от волгоградцев по поводу войны с нами. Никто всерьёз её не воспринял, а наоборот дружно поржали, и в телефонном режиме получили от роторов отказ от всего, непонятно кем написанного в сети. Итак, около 20ти ростовчан, средний возраст 16-17 лет на Мамаевом кургане были разогнаны тридцаткой фанов «Ротора» при поддержке 40 бритых. То есть в итоге: 70 жителей города на волге разогнали 20 молодых парней из Ростова и жёстко отпиздохали 3-4 представителей WL. Одного скинули в фонтан без воды. Другого после опиздюления разули в прямом смысле этого слова. Двое держали, а один снимал модные Гриндерсы. Всё это с трудом укладывалось в мою голову… но факт оставался фактом, и за такие выпады «реальные» были обязаны отвечать. Что послужило тому причиной? По моей информации, в межсезонье один из питерских топ-боев, будучи с визитом на Волге, рассказал местным «как надо хулиганить», и те ничего не нашли лучше, как по синему буфету, в интернете объявить сельмашам войну. Докапываться до истины особого смысла не было, а по сему, на сборе, мы решили организовать максимально тёплый приём бывшим друзьям. Матч РСМ-Ротор в том сезоне был в августе. События того дня хорошо описал Айс в статье «Месть или небо в бутылках». От себя добавлю, что для меня 4 августа 2001 года – день единения сельмашей и достойного ответа бывшим друзьям за их, мягко говоря, блядское поведение. После махача, когда «реальные» были уже на своём секторе, Егор мне сказал, что меня спрашивал какой-то важный ротор. Мы подошли к «балкону», который был отдан на откуп гостям. Там меня ждал мой друг Гуффи.
-Белый, скажи, ведь ничья…, начал он вместо приветствия, пожимая мою руку.
-Да хуй там! Мы победили! Отступили немного под градом стекла, но собрались и разбили вас! Причём на чистых руках!
-Ну мы же отогнали вас дерьмом в начале… значит ничья?
-Не! Давай после матча продолжим, если сомневаешься.
-Наши сегодня больше не хотят…
Тут появились Лёша и Денис. У Лёши в руках были обноски, в которых Сергей приехал с выезда, после того, как его разули на Мамаевом кургане. Они уже уточнили, что операцию «Гриндерс» замутил некий Серёня.
-Парни, а кто из вас Серёня,- спросил Лёша у гостей города.
-Ну, я, а что случилось,- отозвался один из них.
-Мы слышали тебе ходить не в чем… вот, держи, – и обноски летят волгоградцу в litso. – Обращайся, если что!

Белый