Статьи

“РОСТСЕЛЬМАШ? РОСТСЕЛЬМАШ!”

Хотелось бы расставить точки над « i » в постоянно возникающем вопросе о том, почему из болельщицкого лексикона и из стадионного суппорта не исчезает слово «Ростсельмаш».

Нет, не потому, что фанаты не могут придумать новые песни и заряды, заменив «Ростсельмаш» на «Ростов». И не потому, что вместе с модой на сельмашевские розы в Ростове пришла эдакая мода в стиле «ретро». Нет, это всё не так.

Просто для большинства из нас первой и единственной любовью в футболе был именно «Ростсельмаш». Именно сельмашевская команда (для кого-то давно, для кого-то – сравнительно недавно) стала своей. И на трибуны именно сельмашевского стадиона, а не какого-то «Олимпа» мы, придя однажды, приходили потом каждый раз, когда на его поле выходили игроки нашего клуба.

С «Ростсельмашем» связана история развития фанатского движения в Ростове-на-Дону. Пересматривая видеозаписи выездных игр ростовчан в 90-х приятно видеть окрашенные в желто-синие цвета гостевые сектора – люди преодолевали сотни, а то и тысячи километров за своей командой – за «Ростсельмашем».

У каждого времени свои реалии. Нынче на Руси правит бал «Великий бог Рубль», как поется в песне «Пикника». Точнее нефтедоллар – приобретение Тимощука чем не пример? Во многом помощь Ивана Саввиди помогла команде пережить кризис и дойти до финала Кубка России в 2003 году. Размышляя как бизнесмен, но никак не болельщик, Саввиди не желает рекламировать чужой бренд и переименовывает клуб. Сейчас можно осуждать Саввиди, чьи мотивы были далёки от чувств болельщиков (в конце концов, в августе 2004 года Иван Игнатьевич в лоб заявил болельщикам, что живёт с ними в разных мирах), или завод «Ростсельмаш», за то, что давно уже не интересуется командой, которую когда-то породил. Ни того, ни другого я делать не стал бы – что было, то было. Факт останется фактом – перед сезоном-2003 «Ростсельмаш» обернулся «Ростовом».

Кому-то новация понравилась – особенно тем, кто пришел на трибуны недавно. Кто-то отнесся к переименованию индифферентно. Фанаты клуба с первого дня были против. Против переименования, например, сразу выступил и один из предыдущих руководителей команды Митюхин Анатолий Иванович.

Прошло несколько лет, трибуны скандируют «Ростов», всюду пестрят новые гербы, пожалуй, единственная «реакция» – это появившаяся в последнее время мода на всё более дефицитный товар – розы «Ростсельмаш».

Наиболее радикальные фаны клуба до сих пор не приемлют ни под каким видом ни новое название, ни новый герб клуба, а возможность обратного переименования в «Ростсельмаш», которую в прошлом году озвучил Рохус Шох, встретили с восторгом.

Душе не прикажешь! Кто-то, как я, еще пацаном бегал на «Ростсельмаш» Маслова, Нечая и Антоновича, наскребая денег на детский билет, или правдами-неправдами попадая на него бесплатно. Кого-то (а я знаю таких людей) родители привели на сельмашевский стадион еще в далёкие советские годы армейской гегемонии в ростовском футболе. Чья-то душа окрасилась в сельмашевские желто-синие цвета в 98-99 годах, когда команда Андреева наводила своей казацкой удалью шороху в чемпионате. У каждого, для кого слово «Ростсельмаш» – не пустой звук, своя дорога на стадион. Важно не это. Важно то, что не стереть его ни из сердца, ни из памяти. И будет звучать оно над нашим стадионом и над всей футбольной Россией…

Потому что «Ростсельмаш» – это наша команда, «Ростсельмаш» – это наша свобода!

Олегыч