Интервью

Есть над чем работать

Душевным весенним вечером немного поговорили о фанатизме, пении, выездах, дружбе и идеологии с давним другом редакции и по совместительству лидером инициативной группы московского спартака — Сo.operative .

— Привет, начнем с классического первого вопроса. Расскажи коротко о себе, когда и как попал на свой первый домашний, выездной матч, почему выбор пал на Спартак?

— Меня зовут Дима, с 2010 года я являюсь лидером Кооператива. Болею за Спартак с 98 года, но, так получилось, что на стадион попал только в 2006 году. С тех пор, получается, уже 17 лет болею. Выбор пал, потому что у меня дядя активно гонял в 80-90х и как-то в обход родителей, которые были категорически против футбола, подсадил меня на боление за Спартак.

— Да ладно, дядя правда гонял?

— Да, активно тогда ездил – из особенно запомнившихся историй о выездах вспоминаю рассказы о поездках в Харьков, Киев и Волгоград.

— А вот эти великие замесы конца 80х? Участвовал?

— Да-да.

— Рассказывал что-нибудь про те события?

— Конечно, описывал всю романтику того времени – вписки в собаки через форточки, поездки в туалетах поездов, игру в саранчу на рынках при полном отсутствии денег и другие атрибуты тогдашней атмосферы.

— А у тебя первый выезд куда получился?

— Ярославль, стереотипно. 2008 год, чемпионат.

— Пиро палил?

— Конечно, как без пиро-то в Ярославле?)

— Расскажи о группе Кооператив, когда образовалась, как образовалась, кто образовывал?

— Организовались мы в 2007 году,

1 декабря у нас день рождения. Так получилось, что изначально была группа товарищей, которые пытались что-то сделать тогда еще на секторе B1 Лужников. Большой, достаточно, сектор, но в итоге группа, скажем так, загнила и распалась. Спустя некоторое время ее остатки, а нас было 5 человек, переехали на сектор В3, тогда все ходили еще по билетам. В конце 07 года еще часть из той группы, которая гоняла на В1, вышла на нас с предложением объединиться, создать инициативную группу с таким названием и что-то действительно начать делать.

— Почему Кооператив?

— От английского Со. – Company, Operative – действующий, оперативный.

— Сильная теория.

— Как говорится, не я придумал) Стараемся соответствовать названию по мере сил.

— А те, кто придумал, сейчас есть в коллективе?

— Из первого состава только я один, остальные завязали, обзавелись семьями и так далее. С одним из основателей сейчас периодически пересекаемся, он сейчас гоняет на центральную трибуну.

— Назови несколько самых значимых, на твой взгляд, событий в истории группы.

— Первую дату я сейчас не вспомню, но это был 2008 год первый тур с Питером (16 марта – прим.ред.), первый совместный выезд нашей группы именно своим составом. На матче мы впервые представили наш флаг «Ни шагу назад». Большой компанией тогда выехали и, в принципе, как сейчас модно говорить, было атмосферно. Следующая дата – это перфоманс на стадионе им. Стрельцова на матч с Москвой (13 сентября – прим.ред.) «Москва красно-белая», состоящий из герба Москвы и красно-белых гербов городских округов. Если не изменяет память, то баннер был 9 на 9, вырисовывали довольно долго и тщательно, потому что опыта тогда еще ни у кого не было. А двуручники рисовали вообще в отделении милиции, потому что один из товарищей работал там, и это было единственное место, где мы могли рисовать. После этой акции и обрели какую-то известность. Далее в 09-10 годах у нас была смена поколений из-за ухода основателей и старшего состава. С 10 года более-менее стали на новые рельсы. Из действительно крупных наших акций выделю перфоманс на хоккее «Не спешите нас хоронить» на Динамо в 13 году совместный с Нордами и крайний перфоманс на 50-летие выхода человека в открытый космос с Леоновым на Торпедо (27 на 19 м).

— Расскажи про ваш крутейший перф на дерби.

— Давно хотели попробовать что-то принципиально новое, что в условиях Лужников и Черкизово было неосуществимо. Наконец, договорившись со стадионом, получили возможность использовать крышу в перфомансах. Были, конечно, большие опасения, так как делали подобное первый раз. Технология, думаю, секретом не станет для тех, кто следит за европейскими движухами – баннер подвешивается на сетку, прикрепленную к конструкции из спаянных водопроводных труб, которые, в свою очередь, поднимаются на тросах. Делали, что называется, всем миром, вся Ультра принимала посильное участие в подготовке. Все снаряжение, конечно, обошлось в копеечку, но оно того стоило, и, если не ошибаюсь, это был первый подобный перфоманс на российской ультрас-сцене.

— Сколько сейчас людей в группе?

— Сейчас в группе 26 человек, но тенденция такая, что постоянно идет рост как количественный, так и качественный. Стараемся сохранять баланс между этими двумя показателями. Были периоды, когда в группе оставалась человек 5, в частности, в 09 году, но с тех пор выросли.

— Вы входите в объединение Ультра. Расскажи, что это такое, какие цели и задачи у объединения, как они реализовываются.

— Данное объединение сформировалось три года назад, в 2012 году. В него вошли все существующие на тот момент инициативные группы, которые были в рамках В8. Объединились для более сплоченной поддержки, сглаживания некоторой конкуренции, которая присутствовала на тот момент между инициативными группами, для обмена идеями, для того, чтобы было больше возможностей, так как какие-то идеи трудно реализовать поодиночке, из-за того, что зачастую не хватает каких-то ресурсов – людей, денег или времени. Для этого и решили, так сказать, скооперироваться в одно большое объединение по типу Делие у сербов. Я думаю, не станет для кого-то большим открытием, что многое в том числе и у них заимствовано.

— Перечисли основные группы, которые на данный момент входят в Ультру.

— Мы, ВГ 09, Норды, Френдс, Б6 Юнайтед, Даринг Груп, Галстуки.

— Насколько я знаю, была достаточно утопичная идея пойти дальше и отказаться от инициативных групп в принципе, то есть оставить только большую Ультру…

— Да, такая идея была. Не скажу, что она не прижилась. В принципе, она и сейчас в каких-то рамках живет, в том числе, как яркий пример, на домашних матчах у нас присутствует только баннер Ультры, а баннеры групп, входящих в Ультру не вывешиваются. А на выездах баннеры инициативных групп вешают, но в том числе и для того, чтобы развес был более качественный по своему составу. Постоянно идет общение между группами, как в формальной, так и неформальной обстановке, так что, можно сказать, объединение все же дало плоды.

— Позволю себе высказать свое мнение относительно этой идеи. Она хоть и несколько утопична, но на сейчас сложилась такая ситуация, что большинство что-то делает не ради прославление клуба, а ради прославления себя и своей группы. Вот для решения этой проблемы очень подходит эта идея.

— Это да, как говорил Старостин, люби Спартак в себе, а не себя в Спартаке. Сейчас это очень актуально для нашей трибуны, да и для других тоже, в принципе.

— Помимо Ультры кто еще продвигает спартаковский фанатизм на трибуне?

— Опять же, ни для кого не секрет, что все болельщики Спартака, позиционирующие себя, скажем так, активными фанатами, являются членами Фратрии, то есть Фратрия – это организация, которая объединяет всех активных болельщиков Спартака независимо от того, считают они себя частью Фратрии или нет. Инициативные группы, как уже было сказано, входят в Ультру. Так же часто представляют свои баннеры и растяжки Суппортерс Груп, появившиеся не так давно, те же 3 года назад, и инициативная группа Bis, которая также ранее входила в Ультру. Еще выделю G-7 и Тульских, но они достаточно тесно взаимосвязаны с Ультрой. Естественно, что между всеми поддерживается постоянный диалог, налажено какое-то взаимодействие.

— Вопрос ребром: тебя устраивает нынешняя поддержка Спартака?

— Политкорректность, конечно, обязывает сказать, что мы лучшие и все дела, но если смотреть на вещи критически, то, в принципе, очень много есть того, над чем надо работать и есть что улучшать. Все понимают, что шиза на нашем стадионе еще не вышла на тот уровень, на который мы рассчитывали, когда туда переезжали. Многие связывали плохую поддержку в Лужниках, хотя я бы не сказал, что она была плохая, но все-таки то был не уровень одного из лучших клубов страны, с акустикой Лужников. Как показала практика Черкизово и Открытие арены, поет не стадион, а все-таки люди. И опять же, как показывает сейчас практика, шизят, в основном, только активные фанаты, то есть Ультра и остальные инициативные группы, которые занимаются поддержкой, ну и, естественно, какие-то идейные товарищи, которые находятся вне групп, но их голос тонет в этой массе людей, которые ходят без красного, не считают себя должными отдаваться поддержке клуба и не хотят подчиняться правилам трибуны. Несмотря на то, что все многократно объяснялось и доводилось до публики. Пытаемся работать и над собой, и с массами, надеюсь, в скором времени это даст свои плоды. Моментами, я считаю, в этом сезоне показывали очень неплохой уровень по пению, но до приемлемого уровня, конечно, еще далеко. Ну и общая беда, что поддержка очень сильно зависит от игры команды, а она ею радует очень эпизодически последнее время.

— В конце 80х в стране была сильная волна фанатизма. Смотришь на фотографии — куча цветов на секторах, ходят рассказы о пении лучше английского. А как так получилось, что такое массовое движение, как у Спартака не сохранило этих традиций?

— На этот вопрос, наверное, лучше бы ответил мой дядя, потому что я, так сказать, больше понаслышке все это знаю, но есть записи, в том числе 95 года, которые активно сейчас муссируются и распространяются, чтобы показать, что не сейчас песенный вектор был придуман, он имел место быть и был основным. Как нам показал Санкт-Галлен, который приехал в 250 человек, именно песнями можно перешизить все наши, так называемые, агрессивные заряды. Ну а связываю я, наверное, действительно, со сменой поколений, потому что в середине нулевых или даже ближе к началу получилось так, что молодежи стало много на трибуне, старые как-то отошли, а люди отучились петь. И уже учились на заведомого худших примерах, а новые люди не хотят проникаться, скажем так, идеей. Все новое – это хорошо забытое старое, но у нас большинство считает, что это шаг назад.

— Значит все-таки легенды о поющем секторе мяса на Локомотиве не такие уж и легенды?

— Стоит послушать записи, чтобы в этом окончательно убедиться.

— Хорошо, давай от частного к общему. В общих чертах, что для ультрас и есть ли ультрас в России?

— Ультрас – это, наверное, состояние души. Когда ты на последние деньги поедешь на выезд, будь то по вписке или автостопом, когда ты действительно готов шизить за клуб постоянно, но именно что не по-обрыгански заряжать, а подхватить заряд в кабаке или на трибуне, или хоть бы где, но постараться красиво его спеть, спеть его от души. Как ты ни устал, как ты ни пьян, да и, в принципе, не стоит появляться на трибуне в сильно пьяном виде, если ты уважаешь ультрас-культуру и свой клуб. Всегда надо помнить, какой клуб ты представляешь и показывать себя в лучшем свете. Если ты приехал на выезд за тысячу километров, но стоишь молча, зачем ты вообще там нужен? Есть ли ультрас в России – я, может быть, скажу богохульную для многих спартачей вещь, но эталоном ультрас-культуры в России является Зенит, ну а остальные топ-клубы — Спартак, ЦСКА — сейчас, я считаю, находятся более-менее на одном уровне, но, наверное, мы получше коней, что по визуалке, что по шизе. Ну по перфомансам уж точно, они всегда считались нашей визитной карточкой как по исполнению, так и по идее.

— Когда все-таки российские фанаты запоют и что нужно для этого?

— Как показывает пример Зенита, они очень даже хорошо поют и поют действительно всей трибуной. А когда все запоют… Наверное, когда приедет очередной Санкт-Галлен и убьет всю нашу «агрессию» пением)

Но даже несмотря на то, что у нас с пением далеко не все получается, но я считаю, что прогресс все-таки есть. На слух даже, когда я стою на секторе и пою, то я слышу, что все больше и больше людей старается. У кого-то получается, у кого-то нет, но хотя бы стараются петь правильно. Еще я считаю, что очень хороший толчок для пения дадут новые стадионы, потому что, когда слышишь сам, что звук идет хорошо, то идет дополнительная энергия ,и появляется дополнительный стимул петь.

— По Питеру хочется отметить, что они сделали очень хитрый ход. Ведь их новые песни, как правило, не являются песнями как таковыми, а походят на более-менее мелодичные заряды. Плюс к этому они собрали Поющее ядро, над репетиционными видео которых все поначалу ржали и потешались, а сейчас как-то весь этот смех притих. Есть такое мнение, что все запоют, когда верхушка сектора этого захочет. В том же Питере ведь захотели…

— Сейчас для этого идут репетиции, но они пока редкие, и посещаемость весьма ограничена, чтобы давать какой-то заметный результат. Фейс-контроль в теории был на 103, 104, 105 сектора. Даже было собеседование при продаже абонемента, что все, кто покупает абонемент на активные сектора, подписываются под определенными правилами. Но надо понимать, что мы действуем в рамках закона, и мы не имеем юридического права не пускать на сектор, так как нам за это могут предъявить, и человек, за это предъявивший, будет, на самом деле прав с юридической точки зрения. А вообще сейчас у большинства нет просто-напросто потребности в пении.

— Еще есть такой момент, что большинство народу приходит на трибуну за компанию, зачастую даже не интересуясь футболом и поддержкой. Что для тебя первичное, прийти на футбол из-за любви к игре и клубу или просто за компанию?

— Естественно, у меня в инициативной группе есть лучшие друзья, друзья, есть просто члены группы, естественно, я ко всем хорошо отношусь. Конечно, когда кто-то из моих друзей не может пойти на стадион, то у меня начинаются сомнения, что может будет там не очень по кайфу, что, может, лучше остаться, в кабаке посмотреть или еще где-то… Но я всегда иду на стадион, и, как показывает практика, я ни разу не разочаровался в этом выборе, что я пошел на стадион, потому действительно всегда атмосфера и люди помогают, скажем так.

— То есть иди на стадион, всегда иди…

— Как я говорил раньше, это состояние души. То есть ты не можешь поступить по-другому, просто нет выбора. Вроде бы часто шутим, что не на что там смотреть, но знаем, что как бы не играл Спартак, мы будем на трибуне.

— Вопрос про идеологию. Сейчас много говорится, что фантомасы приходят, заполоняют собой города, стадионы, сектора. Раньше за идеологию отвечали фанзины, флагманом в спартаковской среде был, естественно, Ultras news. Позже эпоха фанзинов закончилась, а на смену им пришли, так сказать, видеофанзины (Фанатизм, Спартаковцы), а где сейчас обычному фантомасу можно почитать за идеологию?

— Опять же, фантомас, наверное, не будет смотреть передачи в формате по часу. Это будут смотреть люди, которым действительно интересно, интересна эта движуха. Или люди, которые стремятся в эту движуху. А фантомас, который выбрал свой путь фантомаса, это смотреть, скорее всего не будет.

— Но ведь можно быть фантомасом и стать законченным фантомасом, а можно превратиться в белого человека.

— Я думаю и, может быть кого-то обижу, но возраст 16-17 лет как раз и есть это перепутье. Большую роль играет компания, с которой человек ездит на футбол, мне, наверное, в свое время сильно повезло. Сейчас у Спартака, наверное, самый качественный паблик и самый качественный ультрас-ресурс – это паблик вконтакте Ультра Север, ну и сайт Фратрии.

— Еще один из якорей в развитии культуры фанатизма в том, что нет нормального обсуждения и диалогов на эту тему, нет площадок, где можно делиться мнениями. Как думаешь?

— Есть один из законов экономики, что спрос рождает предложение. Поскольку в России очень маленький на это спрос, то и предложение на это очень маленькое.

— Может просто предложение отсутствует?

— Я думаю, нет. Есть много примеров, тот же Русский фан-вестник… Или вот Клинский фан-вестник, который с тиража там нескольких сот экземпляров упал в итоге до нескольких десятков. То есть предложение себя сейчас не оправдывает. А так да, соглашусь. Поскольку люди не интересуются, то, естественно, и мало площадок для обсуждения. Был очень хороший сайт Russian-ultras, на котором шли интересные дискуссии, но тем не менее, дискуссии шли, шел какой-то диалог между движами, может быть рождались даже в процессе этого обсуждения новые идеи, но сейчас даже этого в принципе нет.

— Расскажу немного из своего опыта. Когда ты фантомас, то своих мыслей у тебя особенно нет, поэтому я заходил на тот же форум Russian-ultras, где, кстати, были и очень крутые идейные статьи, типа «Продай компьютер – езжай на выезд», где были обсуждения вроде «Развитие ультрас-культуры в России», был довольно интересный диалог, что меня, собственно, и завлекло в эту тему. Сейчас же этого нет, но есть паблики вконтакте, где в комментариях чаще прочитаешь «мамку ипал», чем какой-то более-менее идейный диалог.

— Да, там были и хорошие примеры зарубежных движух, постоянно скидывались видео пения, стрит-арт и много другое. Все для развития. Поэтому сейчас остается, наверное, единственный выход – это работа с трибуной непосредственно на трибуне, потому что через интернет-ресурсы достучаться до людей очень сложно. Или это должен быть очень грамотный пиар. Именно идеологически выверенный, качественный пиар с профессиональным даже подходом.

— Перейдем к модной сейчас теме фанатских союзов. Большинство из них сейчас начинаются с картинки в интернете, а потом уже под это подводится какая-то там «дружба».

— Конечно, с идеологической точки зрения правильно, чтобы сначала были какие-то личные контакты, которые впоследствии перерождались бы во что-то более крепкое, во что-то более организованное. Но, в принципе, наша дружба с Црвеной Звездой этим требованиям более-менее отвечает. Понятно, что многие из тех, кто молится на эту дружбу, не были в Сербии или не были в России со стороны сербов. Но, тем не менее, все началось с личных контактов и переросло, действительно, во взаимоуважение, взаимопомощь, в радушный прием, когда мы приезжаем к ним или они к нам. А так сейчас многие считают, что дружба должна быть ради дружбы, ради союза с кем-то, но это неправильно. Должны быть искренние чувства, буквально братские, наверное, потому что союзы не выбираются на одни день, как это делают сейчас многие. И это должно быть подкреплено и поступками какими-то, ну и годами, наверное, проверяться все-таки.

— Расскажи про союз КМБ-Кооператив.

— Мы контактируем уже 4 года, действительно прошли проверку временем, гостили друг у друга и в Ростове, и в Москве, делали совместные темы, активно помогали друг другу, несколько совместных граффити исполнили. Так что тут как бы вопросов никаких не возникает, и мы с удовольствием приезжаем в Ростов, точно так же, как вы, я надеюсь, с удовольствием приезжаете в Москву.

— Насчет поездок, кстати, ты пробил золотой сезон…

— Так получилось, что мнения в спартаковском движе на эту тему разошлись, поскольку у нас было два матча без зрителей. Кто-то считает, что это можно считать золотым сезоном, кто-то считает, что нет. Но, в рамках этого обсуждения можно сказать я действительно посетил все матчи, на которые пускали зрителей в сезоне 13/14. Ну и оба этих матча я был рядом со стадионом, пытаясь на него как-то пройти, в обход системы, скажем так.

— Ты планировал этот золотой или спонтанно получилось?

— Да, я планировал, поскольку знал, что будут и время, и возможности, и финансовый ресурс, поэтому это действительно было в планах. Конечно, золото ради золота не бьется…

— Золото бьется для себя в первую очередь…

— Да, золото бьется для себя, но я смотрел в первую очередь, что получается, почему бы тогда не замахнуться? Мне в жизни легче достигать какого-то результата, когда я четко вижу цель и к ней стремлюсь, четко планируя свои шаги.

— Какие самый яркие впечатления остались?

— Это очень классный и шикарный двойник, который был в самом начале сезона Самара – Екатеринбург. Лето, жара, хорошая компания, угар, «глума», атмосфера. Естественно, Самарский Пивзавод. Екатеринбург – очень красивый и классный город с Уральскими пельменями, Букиным, поскольку ценю русскую историю, не мог не посетить место убийства царской семьи. Следом, наверное, Санкт-Галлен — евровыезд и этим, наверное, все сказано. Буквально после этого выезда была Пермь, которая внесла лютый диссонанс в мою жизнь. Представь, вот ты в современнейшей Швейцарии, а вот буквально через пару дней ты уже в Перми и едешь по каким-то абсолютно раздолбанным дорогам на четверке на паром через какие-то болота. И такой контраст очень запомнился.

— В России лучше ведь, да?

— Ну конечно! Шаурму в четверке ничто не заменит) Еще запомнили кавказские выезда, которые я бил в первый раз. Это Грозный и Махачкала.

— И больше понравилось?

— Мне, честно говоря, Махачкала больше понравилась. Как-то меньше агрессии что ли, а в Грозном как-то неуютно мне было. С Грозным вообще интересная ситуация получилась. Мы ехали через Ростов и из-за того, что один товарищ долго не хотел уходить из Доброго Эля, я не успел на поезд, единственный причем из всех, пришлось догонять на каких-то лютых басах. Из классных моментов еще запомнилось 3-0 с конями и выезд в Томск. Это был последний выезд сезона, майские праздники, 4 дня, очень классный город и жду с нетерпением, когда Томск вернется в Премьерку.

— По деньгам, Томск, наверное, дороже Санкт-Галлена вышел?

— Перелет 10500р в обе стороны получился. А вот в этом сезоне я бил выезд в Комсомольск-на-Амуре, бюджет этого выезда у меня составил 24 тысячи, в то время как Швейцария мне обошлась в 17. Самой атмосферной в Томске была поездка на базу, где дубль играл, которая в 20 км от города в тайге. Свежайший воздух, тайга. Никаких трибун, просто стоишь в лесу, баннер на сетку повесил, стоишь пиво пьешь, шизишь… По кайфу вообще. Там кабак прям рядом, берешь пиво и смотришь футбол. Снежками перекидываешься, потому что везде снег растаял, а в лесу еще остался.

— А в Ростове тебе как?

— Конечно, нравится. Выезд любимейший, каждый раз сюда с удовольствием приезжаю и сразу в календаре для себя отмечаю, когда он состоится, чтобы обязательно попасть на берега Дона. Вот уже, выходит, пятый раз я здесь.

— Смотри, чтобы стать настоящим ростовчанином нужно знать, что такое баллон, кулек, синенькие и тютина. Ты знаешь?

— Этих моднейших слов я не знаю, но предположу, что кулек – это пакет, синенькие – это сереги, как мы их называем, то есть бомжары, а остальное я даже не знаю.

— С пакетом правильно, баллон – это банка, синенькие – это баклажаны, а тютина – это шелковица. Теперь ты официально прокачан для жизни в Ростове. На этом интервью подходит к концу, твои пожелания фанзину, фанатам или может кому-нибудь еще.

— Фанзину, естественно, желаю, чтобы он был читаем и, так сказать, проходим все-таки большей аудиторией, чем у него есть, а мы чем сможем — поможем. А всем желаю действительно шизить от души, гонять на выезда не ради галочки, а ради угара и настроения. Ну и просто радуйтесь тому, что вы в этой движухе, а не где то еще.

Апрель 2015