Отчеты с выездов

Назрань ’13

Ну ладно, расскажу. Был 2013 год. Месяц — октябрь. Двадцатые числа. Решил я ехать в Ингушетию. 1/16 КР. На тот момент могло показаться не самым важным событием для истории, но как окажется через полгода, это была первая победа в нашем чемпионском пути к этому самому кубку. Чуть позже, некто Иден Кастильо напишет : «Я самый счастливый человек на земле! Это и мой кубок!!!» После чего сделает фанатско-дембельский аккорд в виде лучшего фанатского граффити, по мнению, всем известного, объединённого портала русских ультрасов, и окончательно канет в лету.
Но речь сейчас о другом. Было где-то 27 октября. Я уже на вокзале покупаю билеты на 29 число на рейсовый бас в Назрань. Время Ч — 19:00 29.10. Я стою у автобуса. Звонит мама, спрашивает мол ты куда поехал? Это был единственный раз, когда я её обманул в вопросе выездов. Не хотел нервировать. По легенде я ехал в Астрахань на гандбол. Хотя предыдущая моя поездка на гандбол закончилась уже исторической тусовкой в Волгограде, где нам зимой, 22 февраля, ротора разбили лобовое стекло. Потом во всех газетах мама всё прочитала и была слегка удивлена. Но почему-то я решил, что так будет спокойней. Ладно, опять лирика. Вернёмся на вокзал. Сразу штанга: моего баса нет, но будет другой, который едет в Махачкалу и проезжает Экажеский круг, типа въезд в Назрань. Туда меня и определили. Сел. Сижу. Время ехать — поехали. Окружение так себе: слева — пики, справа — пики, спросите кто сзади и спереди? Не поверите — тоже пики. Мне повезло, я сидел где-то в начале салона. Почему повезло? Да потому что сзади ехали вообще какие-то радикалы и у половины даже паспортов не было. Зато ножи наверное были. Единственным человеком, который знал где я сейчас нахожусь был мой кент Николай ( в некоторых кругах Бартез). Где-то уже на Кавказе, на очередной остановке, решил я сфоткать ишака. На этом мой фотоотчёт с выезда закончился. Села батарейка на телефоне. Связь с Россией была потеряна. Доехал до этого поворота на Назрань. Сел на пазик до города. Люди реально страшные, взгляды пустые, дикие. Но не у всех. Оказался на вокзале в центре города. Нашёл Ж/д кассу. Купил билет на обратную дорогу. Матч в 15:00. Было где-то 10. Пошёл искать стадик. Не самое простое занятие, как оказалось. Город не футбольный, про стадион никто не в курсе. Кое-как разобрался куда двигаться. Нашёл чашу, ну как чашу — одну трибуну и забор вокруг поля. Зашёл бесперепятственно через калитку, поклеил наклеек. Походил по полю. Ноль внимания ко мне. Пошёл по району в поисках еды. Нашёл что-то похожее на место, где можно поесть. Еда, к слову, оказалась вкусной. Вернулся к стадиону. До матча оставалось пару часов. К месту начала стягиваться техника, в том числе и военная. К гостевогому входу даже КАМАЗ с башенно-пулемётной установкой подогнали. Забор вокруг стадиона оцепили какие-то воины. Я сижу на пеньке, типо лимонад пью. Подходит один воин, за ним другой. Мол привет. Кто такой? Чё забыл тут? Говорю на футбол вот приехал. По их удивлённым лицам понял, что они в ахуе. И ещё, что типо я дебил. Но всё равно были рады увидеть русского пацана. Один из них оказался аж из Владивостока. Короче разговорились, я им подогнал стикеров, больше нечего было. Между собой рассказывали кто кого как брал, кто где там с кем стрелялся. В общем, ребята оказались лютые. Пока беседовали, мимо проехал наш халявный бас. Я стал прощаться и уходить. На последок меня заверили, что они за нас, если что. Только про какое «если что» они говорили я не понял. Зашёл на гостевой. Вау. Аж 40 человек. Матч начался. Шизили по мере возможностей. В перерыве нам подогнали «дружеский подгон» от республики Ингушетия: чипсы, воду и сувенирные тарелки. Ну мы ребята простые, отказываться не стали. После матча все разъехались. В бас я вписываться не стал, не хотел. С командой меня не забрали, мол судьи с нами летят, а ты не судья. Я пошёл на остановку. Там был памятник ВОВ. Ребята, человек восемь, грели ноги в мокасинах на вечном огне. В тот момент я подумал, ну вот даже если захотеть к ним нормально относиться… Нет, не получится. 27 миллионов… Ну это так, снова лирика. Я уже на вокзале. Нашёл поесть. Алкоголя в республике не продают, в принципе. Два часа до поезда. Состав ещё не подали. Рядом тусуется толпа радикально настроенной молодёжи. Лезгинка, крики, вопли, и как вы думаете, что ещё? Ну конечно стрельба! У меня уже было только одно желание — сеъбаться домой, в Россию. Состав подали. Я сел в вагон. Там какой-то абрек чё-то там на своём бек-мек. Я хз чё он хочет, не пойму. Он: «Русский что-ли?». Я:» русский». Он: » ааа понятно. Водички можно попить?». Это уже был третий раз за сутки, когда у меня спрашивали «русский?»
На станции возле каждого вагона, образовывались кучи людей. И все они танцевали лезгинку. На всём перроне. В попутчики мне попалась женщина с двумя детьми. Хоть тут повезло. Я им пояснил кто я. Они сразу спросили стандартный вопрос: а сколько мне за эти выезда платят. Я говорю: как договоримся. Они меня даже подкармливали. Поезд тронулся. Выдох. Можно и за победу порадоваться, о которой пока думать не приходилось. Утром я был дома. Выезд закончился. Выезд исторический. Во всех смыслах. Без луды, без ада и угара. Такое тоже бывает. Фанаты вернулись домой.

Адольф