Отчеты с выездов

Хабаровск ’13

Домашка ФК РСМ — СКА. Я до того как нам попался Хабаровск шёл на золото. Команда нам, как всегда, удружила в своём стиле. Весь сезон из матча к матчу сливали всё, что можно и нельзя. И тут, в 30-ом туре, надо было выиграть у ЦСКА (это я к тому, что если бы проиграли, то в переходных матчах пришлось бы ехать всего лишь в Нальчик). В общем, в Хабаровск я поехать, конечно же, хотел, но понимал, что, скорее всего, не поеду. За день до этого матча определённые люди подняли мне дух и заставили меня поверить в то, что я поеду. Кинул клич по социальным сетям, мол, «нужны деньги». В целом, тщетно. Почти никто не отозвался. Только лишь глупые вопросы «зачем деньги», «сколько надо» и т.п. Денег у меня была только половина. После матча идем к игрокам. Игроки сказали, что у них денег тоже нет. Только Кириченко сказал, что даст майку в Хабаровске и денег на обратную дорогу. Ну хоть что-то. Уже проще, как мне казалось. Стал думать, что делать. И тут встретил Стаса Зевса. В общем, он помог насобирать денег и пожелал удачи. Круто, я еду!
Первого числа выехал на рейсовом в Москву. В Москве встретился с ещё одним фаном, также ехавшим за свой счет. Съездил на Воробьёвы горы, Красную площадь, Арбат. Там погулял. Надоело. 9 часов я просидел в аэропорту Шереметьево, ожидая своего рейса (сука!). Антон уже улетел, а я скучал ещё 5 часов. Полёт. При взлете испугался, если честно (впервые на самолете летел). Всю дорогу не спал. Смотрел в окошко. В самолёте была пища. Я наелся.
Прилетел в Хабаровск я самый последний из всех пяти сельмашей. Позвонил им. Узнал, где они и поехал к ним. Они парились в сауне. Просидел с ними несколько часов, общались в основном о футболе и о том, что к нему относится. Сауна закончилась, и мы пошли в сторону стада. Забурились в летнюю кафешку. Все остались там, а я с Антоном бродили в поисках магнитиков. Нашли магниты. Нарезали приличное количество. Ну чтобы хватило на всех знакомых, плюс 20 штук сверху. Вернулись в кафе. Продолжаем сидеть. К нам подошли какие-то ребята с шарфами ФК РОСТОВ. Познакомились. Короче, это ростовчане, по стечению обстоятельств оказавшиеся в Хабаре. Посидели. Пошли ближе к стаду. Надёргали каждому по розе и зашли на стадион. Нас гоняли по всем секторам. Никто не знал, где наше место. В итоге зашли под видом местных на первый попавшийся сектор. Немного покусались с местным пьяным бычьём. Местные болелы зарядили «#бать сельпо». На перфе в начале матча они вывесили полотно: «Предела нет». Интересно тогда, почему же выезд в Ростов стал пределом (к тому, что к нам не приехало ни одного человека). На 67 минуте мы повели 1:0. Так всё и закончилось. После матча разжились майками игроков. Я получил майку Голенды, шорты Дьякова и майку Григалашвили из ска-энергии. Потом мы пошли к басу команды. Подождали их. Меня должны были забрать с командой, но не забрали (суки). У Антона тоже не было денег, что делало наше положение «прекрасным». Приехали в аэропорт. Там команда нам всё-таки дала бабок и сказала: «Счастливо!». Кассы к этому времени уже закрыты. Позвонили ребятам в Ростов и нам заказали билеты на рейс через день. Первую ночь мы провели все пятеро в аэропорту. Там мы покушали. Трое улетели утром в Ростов. Мы с Антоном остались вдвоём. Нашли недорогой хостел. Пришли и сразу завалились спать. Проспали часов восемь. Проснулись. Подлечились пивчиком. Поели. И опять легли спать. Про нас интересовался весь хостел, пока мы спали. Типо всем было интересно, что ростовские тут забыли. Мы сказали, что фанаты. «А-а, так они фанаты. Ну всё равно, сколько можно спать?». Примерно так всё и было. Потом меня часа в два ночи по местному времени разбудила мама и спросила: « А ты где?» (по ходу меня кто-то случайно спалил). «Чё, в Хабаровске что-ли?» Я сказал: «Что-ли, да». Мама с каким-то неспокойным голосом сказала: «Ну ты и зафанател…» С утра позавтракали. Настало время выселяться. Пошли клеить стикеры и искать приключения. Ничего не нашли и поехали в аэропорт. Второй полёт был более спокойным. В Москве накидались пивасом и потихоньку начали отмечать моё золото. Часов шесть просидели в аэропорту. Подали самолёт. Мы сели, и я сразу уснул. По прилёту в Ростов нас встречали. Антона его кореша, меня — мои. Дальше дело было исключительно алкогольное, и на этом, пожалуй, стоп.

Бартез